Нет ничего святого.
Университетское общежитие - двухместные кельи в старинных стенах. Но коменданту по сути совершенно параллельно, где именно ты ночуешь.
Место обитания Джея - он гордо именует его "логовом" - в дублинских трущобах. По комфорту сравнимо с кельями, разницы Джонатан не ощутил. Правда, кровать одна и из окна сифонит. А, подумаешь.
"Входи-входи, Джей Си. Располагайся", - Джокер был уверен, что ему не откажут в компании - и оказался прав.
Щель в оконной раме Джонатан заталкивает тряпками в первый же вечер. Игнорируя насмешливое фырканье за спиной. В небольшом помещении сразу становится на несколько градусов теплее.
"Иначе что это за логово, если уши мерзнут", - вдумчиво поясняет он. Джей весело ржет и ставит на ржавую плиту не менее ржавый чайник. Впрочем, чашки "в горошек" оказываются чистыми и почти целыми.
"Здесь всё так и было. Честно, Джей Си, это не я их...того. Бывших владельцев. Я пришел, вижу - пусто. А природа не терпит пустоты", - дополнение к чаю в виде хлеба с вареньем настраивает на философски-позитивный лад - так подумал бы кто угодно. Сидит себе на столе, болтает ногами. Джонатан ни на секунду не обманывается этой метаморфозой. Он сейчас такой - потому что сейчас хочет таким быть. Через секунду всё может разом перемениться на все сто восемьдесят градусов.
"Варенье тоже так и было?" - Джонатан ни разу не тролль, ему действительно интересно.
"Ммм, нет. Спёр в соседней лавке вчера вечером. Специально в честь твоего переезда", - как сидя на столе и болтая ногами ничего не опрокинуть и самому не вымазаться в чае и сладком - для Крейна загадка. А Джокер - Джокер ухмыляется.