Нет ничего святого.
Вечер начался с того, что около крыльца в цветущий куст сирени приземлился Железный человек. На нем были шарф Холмса и шляпа Чаплина, а в руках - чехол со скрипкой. Ни один из предметов не пострадал при приземлении, как и куст (вероятно, Плющик таки выполнила давнишнюю угрозу и снабдила махровую сирень генами Дракучей ивы, правда в силу врожденной флегматичности аркхэмское растение просто получило невероятную травмоустойчивость).
Часа через полтора, когда улеглась суматоха и были розданы все автографы (даже тем, кто предусмотрительно спрятался: Железяка просто не мог стерпеть, чтобы его пришествие не заметила хоть одна душа), так вот часа через полтора камин на первом этаже полыхнул синим пламенем, из которого вылез растрепанный Джарвис. Пыльный, в странном пестром костюме, с ракеткой в одной руке и виолончелью в другой.
Оба пришельца отправились в Западное крыло.
Погруженный в свои невеселые мысли и разговаривая с тремя невидимыми собеседниками, по дальнему коридору прошествовал Инспектор Жавер. Музыкальный инструмент в его руках уже никого не удивил, в отличие от очков на носу. Инспектор тоже скрылся на Западе.
Ближе к ночи из Западного крыла начали доноситься подозрительно знакомые музыкальные звуки.
Проснувшийся Кракен сказал "Ностальгия!". В тишине ночи разносился пафосный саундтрек.