Нет ничего святого.
В гостеприимных стенах Аркхэма подозрительно спокойно и тихо.
Объясняется ли это тем, что Фриз подключил свой холодильник к интернету и теперь вместо того чтоб страдать - режется в сетевую линейку?
Или тем, что Росомаха с Циклопом укатили на озеро Алкалай под предлогом организации лагеря бойскаутов, хотя ясно даже Кракену, который плескать хотел на внешний мир, что никаких бойскаутов в радиусе ста километров не водилось уже лет сорок?
Или тем, что Бэтси и Роршах наконец-то выяснили, кто кому козел, и официально поставили крест на коротком и потому не успевшем надоесть условном супружестве?
Или тем, что возмущенный и переживающий за Бэтси медбрат Ворон устроил Роршаху мировую взбучку с применением ненормативных средств?
Или тем, что злого и печально-удовлетворенного Бэтси утащил в номера квантовый призрак Коня Свадильфари? В качестве последнего аргумента, сломавшего оборону Рыцаря, Конь чистосердечно признался, что мудак. Естественно, против такого Бэтси не смог устоять.
Во всяком случае, умиротворенный отчасти Бэтси больше не рисует виселиц на стенах и не расклеивает красноречивых плакатов по дверям известного адреса.
Вместо этого Бэтси проводит вдохновенные вечера либо в обществе пресловутого Коня, либо на Востоке - в теплой компании Ворона, Харли, Зубной Феи и неведомо как затесавшегося туда Джона Харта. Последний наверняка преследует некую подлую цель, но феромоны 50-го века напрочь отшибают у окружающих желание подозревать мерзавца, взамен вызывая совершенно иные стремления. Что только повышает градус веселья. Обитатели Восточного крыла жалуются, Кракен пишет очередное объявление "СВОЛОЧИ ТРАХАЙТЕСЬ ПОТИШЕ: ЗАВИДНО" и мстительно закрывает на замок и опечатывает резервные уборные, телепат Эмма Фрост ходит в беспрерывном фэйспалме, Двуликий и Загадочник сидят под дверью и конспектируют.
В подвале Мистер Пингвин по третьему кругу слушает раритетную запись вагнеровского "Лоэнгрина" с Леонидом Собиновым.