• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:47 

Нет ничего святого.
Постепенно к окну, занятому Бэтси и Мастером Вороном, начинают подтягиваться сочувствующие (резонный вопрос "а не привлек ли их дармовой вискарь?" на поверку оказывается неактуальным, потому что: а) все знают, что бухло Росомахино, а нарваться на когти Логана желающих мало, разве что Кэп Харкнесс, которому абсолютно пофиг, с кем, как и на что, он всё равно бессмертный, как и Логан, но Харкнесс во-первых завязал, а во-вторых он сейчас в Лондоне с Фоксом; б) собственно бухло уже закончилось). Сочувствующие обступают медбрата и страдальца доброжелательной толпой, и наперебой предлагают помощь и участие.
Плющик вручает Бэтси смеющийся оранжевый кактус.
Мистер Пингвин застенчиво сует Рыцарю в руки пульт дистанционного управления системой слива сточных вод (у Белопузика странные понятия о веселье).
Робин пишет "письмо дружбы и радости для Бэтси", собирает подписи всех кого удается поймать, и втихаря стащив бутылку из-под вискаря, сует письмо туда, с намерением передать Кракену, а через него Дэйви Джонсу и запустить в океан.
Загадочник травит анекдоты, один другого тупее, но старается, Двуликий фейспалмит и пытается изолировать буйного товарища от общества.
Харли прикалывает к подоконнику полароид-фото вымокшего фиолетового Роршаха.
Когда над толпой раздается громогласное и безошибочно узнаваемое "Хо-хо-хо", градус идиотизма ситуации зашкаливает, на сцену вваливаются всем составом Хранители Снов в окружении феечек и гномов, трубящих в трубы...
На этом Бэтси с воплем просыпается, рефлекторно пнув медбрата Ворона, всё еще сидящего рядом.
"Больше никогда не стану пить росомахин шмурдяк", - решает герой. Ворон ухмыляется.
Под подоконником тихо хихикает оранжевый кактус.

17:40 

Нет ничего святого.
Конфискованный из тумбочки Росомахи и основательно продегустированный в изоляторе вискарь настроил Мастера Ворона на гуманистически-философский лад. Медбрат прихватил остатки выпивки и отправился на поиски Бэтси (Мастера Ворона замучили любопытство и профессиональная совесть: клятва Гиппократа предполагала оказание посильной помощи страждущим, а не тыкать в каждого несчастного полуторалитровой клизмой).
Бэтси был обнаружен всё там же и всё в той же позе - на окне носом в стекло, завернувшись в плащ и сунув уши под тюль. Роршах, покружив битый час вокруг места уединения Рыцаря, сделал очередной парадоксальный вывод, что раз тот молчит, то видимо всё в порядке, и свалил играть в водный пинг-понг в вахтёрку к Кракену.
Мастер Ворон приблизился к подоконнику и выразительно взмахнул бутылкой. В бутылке смачно булькнуло.
Ноль реакции. Медбрат сделал еще шаг, снова потряс фирменной тарой, на этот раз почти над ухом у Бэтси. Рыцарь печально вздохнул и воззрился на Ворона из-под бахромы тюля несчастным взглядом стриженной болонки.
"У тебя вся спина белая", - глубокомысленно изрек медбрат. "Нет: черная", - апатично возразил Бэтси. И помолчав, добавил: - "Так и быть, давай сюда бутылку".
В вахтёрке Кракен всухую продул Роршаху десять-ноль (Роршах нагло мухлевал, и мячики противника оказались дырявыми), и возмущенно окатил поганца краской из своего чернильного мешка. Мокрый фиолетовый Роршах с позором удалился восвояси.

02:43 

Нет ничего святого.
Те, кто редко сталкивается с Роршахом, считают его бездушной скотиной, махровым эгоистом, черствой гадиной и мерзким неисправимым циником.
Те, кто с ним общается часто, знают всё это доподлинно, наверняка и испытали на личном горьком опыте.
Обвинительный А4 с КАЗЛОМ теперь занимает почетное место на двери Роршаха поверх полуголого Джареда (лист тактично прилепили рок-идолу ниже пояса, там где уже неинтересно, потому что начинаются джинсы). Впрочем, до популярности Лето КАЗЛУ пока далеко.

17:28 

Нет ничего святого.
На имя Бэтси пришло уведомление от Альфреда из его долгожданного отпуска в Лондоне. Прямоугольный желтенький пергаментный конверт почтальон с размаху запулил в окно на первом этаже, конверт промазал по вахтёру и сбил пустой цветочный горшок с тумбочки. Вахтёр в своем аквариуме и бровью не повел, продолжив умиротворено булькать и мирно шевелить щупальцами в утренней дрёме: Кракену явно снилось что-то светлое и приятное.
Бэтси, с распотрошенным конвертом и печальной ушастой мордашкой, появился в коридорах только под вечер. Рассеянно уклонился от шипастого "лизуна", пущенного Харли, равнодушно переступил через колючий кустарник Плюща, добрел до эркера в торце коридора и апатично устроился на его подоконнике, подоткнув под спину клетчатую подушку от развороченного Халком еще два месяца назад кресла. "Альфред устраивает личную жизнь ", - поведал Бэтси темному стеклу и кружевному тюлю, почти уткнувшись в них носом. "Альфред устраивает личную жизнь Фокса, а я теперь не увижу Доктора и Северного Оленя", - обреченно добавил он. Роршах, появившийся из-за угла и уже минут пять созерцающий этот унылый хэппенинг, риторически возразил: "А зачем тебе они, если у тебя есть я?".
Бэтси лишь печально вздохнул и глубже запахнулся в плащ, пряча раскрытый конверт среди кевларовых пластин брони. "Никто меня не понимает", - заключил он.
Роршах молча продолжал стоять неподалеку.

03:06 

Нет ничего святого.
Неожиданно выясняется, что именно делал Роршах в Западном крыле. Оказывается, он туда регулярно ходит за демотиваторами на темы "фореверэлоун" и "отношениясаксялучшевыебукозу". Причем дело там поставлено на широкую ногу и большой формат - в подсобке обнаружился печатный станок (теперь стало понятно и откуда Харли таскает бумагу для своих неприличных почеркушек в адрес обидчиков Плющика) и банки с краской (ревниво обмотанные какими-то тряпками, чтоб не достались рукодельникам из числа активистов Аркхэмской весны, которым пришлось довольствоваться зеленкой). Плакаты с готовностью и надурняк раздаются всем желающим, количество которых находится в некоей безусловной, но неалгоритмизированной пока зависимости от количества размолвок между населяющими Аркхэм парочками: реальными, нереальными и потенциальными (причем как раз эти последние - наибольшая головная боль).
На закрытой двери Роршаха красуется очередной "хорошобытьодному" плакат (с изображением покерфейса в пенсне). В плакат втыкает Бэтси, причем втыкает в прямом смысле - бэт-сюрикенами, с расстояния максимум в полметра. Роскошный мелованный лист стремительно превращается в некондиционные лохмотья. Где-то на середине этого медитативного процесса Бэтси останавливается, опускает руку с очередным сюрикеном, резко разворачивается и направляется в сторону Западного крыла. От героического взмаха плаща веет валерьянкой и почему-то ехидной решимостью.
Через полчаса поверх плаката с покерфейсом в пенсне красуется изображение полуголого Джареда Лето в полный рост. Около плаката стоит понурившись Роршах, однако причина его уныния - вовсе не подростковый рок-идол. Роршах вперил мрачный взгляд вправо, на дверь соседней палаты Бэтси, где заботливо приколот стильными серебристыми кнопками явно коллекционный постер: скромненькая синяя полицейская будка с надписью над нею "DOCTOR IS WATCHING".

02:45 

Нет ничего святого.
Бэтси очнулся в изоляторе, обнаружил рядом Хранителя, но не успел сказать и пары слов - не то "мы умерли и это Ад?", не то "что ты тут делаешь, милый" - как "милый" радостно приложил героя по ушастой голове надувным молотком, нетрезво хихикнул и скрылся в неизвестном направлении. На немой вопрос, застывший в прекрасных глазах Рыцаря, санитары развели руками, сказали что всё будет в порядке, и предложили поставить клизму. На первое Бэтси недоверчиво хмыкнул, от второго категорически отказался, сполз с койки и величественно покинул изолятор (санитары заговорщически переглянулись, потёрли руки и достали заначку вискаря, только сегодня конфискованого из тумбочки Логана, воспользовавшись счастливым отсутствием последнего; что с ними будет, когда Росомаха вернется из гаража и обнаружит пропажу - страшно и представить, вся надежда на побочные эффекты от столкновения с последствиями Плющиковского афродизиака).

02:34 

Нет ничего святого.
Пасхальный Кролик наконец-то отомстил Джеку Фросту, вспомнив, что на родине Кремля и медведей в ушанках есть некто Морозко, и теперь с улюлюканьем гоняется за Джеком, на все лады обзывая парня "ОТморозком". Кролик всегда отличался быстротой реакции и оригинальностью мышления. Джек явно шутку оценил, и вылетающие от замораживания стекла теперь приходится менять раза в три чаще. Ясное дело - милые бранятся только тешатся, но попробуй им это сейчас скажи. Два единственно возможных кандидата в камикадзе на данный момент недоступны: Росомаха заперт Циклопом в гараже (Одноглазый впрочем сидит там же, и пусть кто-то скажет мне, что это не добровольный парный арест), а Халк уже с месяц как отправился в Гималаи (третьего дня от него пришла открытка с изображением задумчивого косматого яка и мантрой "Ом мани" на обороте; кажется, Беннер как никогда близок к достижению нирваны).

17:59 

Нет ничего святого.
Бэтси кстати вообще не в курсе, что у него там на плаще делается. Роршах же решил, что Бэтси надумал покончить с собой, и собрался ждать его по ту сторону. В смысле в изоляторе. Потому что горе-самоубийцу как раз туда и притащат после триумфального падения и попадания в заросли страстоцвета. Без сознания. Самоубийство вовсе не входило в планы Бэтси! Просто как раз когда он допишет смс, на карнизе рядом окажется Харли - записка предназначалась для комнаты Фриза, куда она пообещала Плющику ее прицепить, но не успела - герой явился раньше и помешал, за что и поплатился. И поплатится еще раз: у Харли с детства очаровательная привычка - отрывая кусок от чего-то, остальное зашвыривать подальше, а спина Бэтси в данный конкретный момент ее интересует гораздо меньше изрядно помятой уже бумажки. До полёта Рыцаря остаются считанные секунды, Харли уже встала на карниз. А Роршах все это провидит - ибо метафизика же! - потому и падает в обморок. Стратегически.

17:34 

Нет ничего святого.
Девизы Западного крыла - "Ангст и еще раз ангст!" и "Ангста много не бывает!".
Непонятно за каким вопросом забредший на Запад Роршах недоуменно таращится в намалеванное на стене окно. За окном аккуратно пририсована виселица с вполне узнаваемым скульптурно-героическим силуэтом сверху перекладины. Если присмотреться, то становится ясно, что силуэт - настоящий: освещенный закатным солнцем, на карнизе уже реального балкона в позе скрытой мании величия (а на самом деле набивающий самоубийственную смс-ку Альфреду) возвышается Бэтси. Его черный героический плащ отмечен белым листом формата А4 с надписью "КАЗЕЛ", причем что характерно - каждый читающий принимает обвинение на свой счет, а вовсе не на счет обладателя спины, к которой приклеено это антилитературное безобразие. Роршах еще раз бросает взгляд на стену, на балкон, почти без усилий складывает два и два, вспоминает что в обложке "Молота ведьм" сегодня оказались пьесы Шекспира, и делает неожиданный вывод: падает в обморок.

17:10 

Нет ничего святого.
Несколько моих гениальных коллег отправляются на семинар по грантам - распоряжение сверху. Меня, как обычно, проигнорировали. Исследования, которые веду я, никому кроме меня не интересны.
Ничего-ничего. Время покажет. Мир обо мне еще узнает.

15:23 

Нет ничего святого.
Весна не пощадила и Хранителей Снов: у Кролика чешутся росомашьи когти и одолевает линька на зиму (ибо Австралия же), Джек Фрост поцапался с Эммой Фрост и в итоге все посетители северного крыла страдают либо от гололеда, либо от головной боли, Зубная Фея разрисовала палату Кромешника радужными флагами и он теперь разрывается между своим традиционным "ЧЕРНОТАМРАКГОТИКА" и несвойственной радостью по поводу возможности узаконить отношения с Песочным Человечком, на что тот с балкона застенчиво кажет графическое "ВО!".

14:58 

Нет ничего святого.
Весенний Аркхэм оправдывает свою официальную функцию чуть более чем полностью.
Мистер Фриз заперся у себя в холодильнике, и на все увещевания отвечает тоскливым взглядом синего глаза в иллюминатор камеры.
Мистер Пингвин пересмотрел в сто-сорок-второй раз "Историю вампира" с Дефо, и теперь злобно кружит по подвалу, бубня что-то про чрезмерную популярность Макса Шрека и про Рождество. (На заметку: в следующий раз подсунуть Белопузику "Лоэнгрина" - для ассоциативности).
Плющик уже второй день оплетает дверь и окна комнаты Фриза какой-то новой разновидностью страстоцвета - с вызывающе-яркими цветками весьма характерной формы. Почему характерная форма цветков оснащена острыми зубами - вопрос, как минимум, философский.
Робин, неосторожно сиганув в окно и нарвавшись на зубастые заросли, пошматовавшие его новенький плащ, забрался на чердак и заявил, что он Малиновка и маленькие птички размножаются по почте. (На заметку: Выяснить, чем вызвана такая нетривиальная реакция на афродизиак).
Загадочник и Двуликий, схоронившиеся на том же чердаке от настырной Харли, вбившей себе в голову, что понятие "стриптиз" подразумевает ошкуривание тела жертвы рубанком на ленточки, сначала возмутились, но перекинувшись парой знаковых фраз скоро сошлись на том, что "все бабы стервы" и "сообразим на троих".
Росомаха в очередной раз спиздил байк Циклопа, что уже привычно, однако на этот раз, в порядке разнообразия, Циклоп (тоже, очевидно, контактировавший со страстоцветом Плющика) не пощадил свою движимую собственность, пальнул по байку с башни, разнеся его в куски, и по назначению воспользовался временной отключкой Логана. Последний не возражал, тем более что отключка была липовой.

13:59 

Нет ничего святого.
Бэтси и Роршах не могут решить, кто из них больший мужик и кого должно больше расстраивать состояние нестояния. В итоге унылы оба, сидят по углам один с томиком Байрона, другой с "Молотом ведьм" - и не факт что обложки книг соответствуют их содержанию. После обнаружения зачитанного "Вия" в переплете новенькой "Энциклопедии детского питания" и "Библии секса" (с саркастическими карандашными зарисовками и пометками подозрительно знакомым почерком) в переплете Диккенса - ожидать можно чего угодно.

03:16 

Нет ничего святого.
Выражение лица Жавера-Кроу в сцене с повесткой - такое, будто он ожидал, что ему по роже прилетит кирпичом, он уже даже увидел и прочувствовал этот кирпич, а тот внезапно оказался поролоновым, да еще и розовым впридачу. Вот после этого-то случая в приемной мсье мэра и начались у доблестного инспектора проблемы с рассудком. Ну то есть он и так был уже на голову стукнутый, а тут еще и когнитивный диссонанс добавился и усугубил.
Ах, какой пациент. Преинтереснейший случай.

17:22 

Нет ничего святого.
В коридорах шум и пыль, поперек потолка протянуты неряшливо раскроенные (явно самодельными ножницами) полотнища с накорябаными на них разнообразными лозунгами (чем и как корябали - загадка, однако бегающий с ножом наперевес завхоз, заглядывающий в палаты и вопрошающий "какой козлина спёр зелёнку?!" по крайней мере дает направление для поисков).
Самый понятный из лозунгов гласит: "В Аркхэм пришла весна. За вами она тоже придет!", самый непонятный - "!!АКОПЫТОВЕСНОВОЕ!!" (почти квадратный лоскут застенчиво жмется в диагональ к двери уборной; дверь открывать теперь стало затруднительно).
То тут, то там с балок перекрытий свисают разноцветные связки носков. Что характерно - чистых.
В Аркхэм воистину пришла весна.

13:22 

Нет ничего святого.
Между палатами - нешуточный спор. Четные и нечетные номера разделились во мнениях: одни фанатеют по сияющим крахмальным ушам Агента 007 Дениэла Крейга, другие без ума от рафинированно-наукообразного сексуального голоса Бенедикта Холмса. В педагогических целях мне остается только соблюдать строгий нейтралитет и трезвость физиологии, в глубине души молясь, чтобы следующим чьим-нибудь фетишем не оказались бакенбарды Росомахи.

13:16 

Нет ничего святого.
В сообществах по Мизераблям-2012 пишут, рисуют и гифкопостят: мол, Жавер ступает по парапетам-бордюрам-перилам как кот.
"НУ ОН ЖЕ ПСИХ, ОН ЖЕ ЕБАНЫЙ ПСИХ, ПОСМОТРИТЕ КАК ОН ХОДИТ ПО КРАЮ!!" - восторженно с сердечками в глазах шипел я в кинотеатре, безотчетно провоцируя друзей-соседей на крайние меры в виде удушения меня шарфом.

13:04 

Нет ничего святого.
Плющик упорно полагает, что овсянка на завтрак - вопиющее наступление на права злаковых. Впрочем, предложенные в качестве мирной альтернативы бобовые, маис и гречка были также отвергнуты, соответственно как сексистская провокация, ущемление прав индейцев и пропаганда телесных наказаний.
Ну и кто скажет, что наши пациенты не годятся в юристы?!

13:00 

Нет ничего святого.
Вообще должен сказать, что Плющик - непререкаемый авторитет в области овощного терроризма. Недавно пущенный ею по стенам саблезубый виноград поверг в удивление даже Бэйна, пребывающего в глубокой тоске, печали и апатии после того, как Талия Аль-Гул перешла на сторону Джедаев и укатила на глайдере в леса.

12:57 

Нет ничего святого.
В пятнадцатой палате - пополнение. На данный момент, правда, только теоретически. Бэтси и Роршах против новичка, хотя Плющик уже приготовила огурец для запихивания ему в небезызвестное место. Плющик поразительна в своем постоянстве и неизбывной ненависти к логике.
Люблю её.

My own private Arkham

главная